Тесак

ТЕСАК

Вадим Фёдоров, 2018

Комедия в трёх действиях

Действующие лица:

ВАДИМ, 25 лет, инженер

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ, 45 лет, шлифовальщик

ИННА, 40 лет, жена Кузьмы Андреевича

ЛАРИСА, 29 лет, разведена

БЫВШИЙ МУЖ ЛАРИСЫ, человек в капюшоне

ПРОДАВЩИЦА, около 35 лет

ЭЛЕОНОРА, она же ЛЕНА, почти проститутка

ДЕЙСТВИЕ I

Акт 1

(Занавес. Перед занавесом идёт Кузьма Андреевич. Его догоняет Вадим)

ВАДИМ. Подожди, Андреич. Дело есть.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Что случилось, Вадик?

ВАДИМ. Ножи наточить надо. Родители звонили. Кабанчика резать в субботу будут. Еду вот.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. А что на работу ножи не принёс?

ВАДИМ. Забыл. Может, вечером домой принесу? У тебя же дома точильный станок есть. Ты хвастался.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. В пятницу вечером ножи точить? Нормальные люди другими делами в пятницу занимаются.

ВАДИМ. Не вопрос. Я с собой бутылку принесу. У меня дома хороший вискарь есть.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ (задумчиво). Виски? Американская дрянь, небось, какая-то?

ВАДИМ. Не. Шотландия. Односолодовый. На днюху подарили.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Хех. Уговорил. Приходи.

ВАДИМ. Спасибо, Кузьма Андреевич.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Не за что. Ножи не забудь.

(Уходят. Открывается занавес. Кухня. Стол. Холодильник. Два стула. За столом сидит Кузьма Андреевич в майке. Звонок в дверь. Входит Вадим со свёртком и бутылкой виски)

ВАДИМ. Вот, принёс.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Проходи, гостем будешь. Что там у тебя?

(Кузьма Андреевич достаёт два стакана, закуску из холодильника. Вытаскивает точильный аппарат. Садится за него. Начинает точить ножи. Вадим разливает виски по стаканам)

ВАДИМ. Андреич, ты пить будешь?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. После работы. Сейчас наточу твой набор - и выпьем. Ты себе наливай, не стесняйся.

(Вадим пьёт)

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Как жизнь молодая?

ВАДИМ. Да какая тут жизнь после развода? Не жизнь, а так, сплошное разочарование.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Хех. Ну, правильно, ты привык регулярно. А тут такой простой. Это для здоровья вредно. Бабу тебе надо найти.

ВАДИМ. Ты прям читаешь мои мысли, да где тут найдёшь? У нас на работе одни мужики. Не на танцы же, как в детстве, опять ходить. Да и толку от этих танцев. Не умею я с девушками знакомиться. Теряюсь.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. А что тут теряться? Подходишь к первой попавшейся и предлагаешь интим. Кто-то по морде съездит, а кто-то и согласится.

ВАДИМ. Не надо мне анекдоты про Ржевского пересказывать. Я тебя серьёзно спрашиваю.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Ну, если серьёзно, то надо тебе разведёнку найти. Чтобы тоже была привыкшая к регулярности. Или ещё лучше вдову.

ВАДИМ. Да где ж я вдову найду?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ (смеётся). Убей женатого мужика.

ВАДИМ. Да ну тебя. Я к тебе по-нормальному, а ты…

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Ладно, ладно, пошутили и хватит. Есть у меня один вариант. У жены подруга развелась полгода назад. Вчера буквально жаловалась Инке, что скучно одной. Они на кухне сидели, чаи гоняли. Я и услышал.

ВАДИМ. Что за подруга? Симпатичная?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Нормальная. Ростом с тебя. Может, чуть ниже. Волос чёрный. Тебе понравится.

ВАДИМ. А как я с ней познакомлюсь? И где мы встречаться будем?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. У неё однокомнатная квартира. Ребёнка она на днях к бабушке на лето отправила. Вот и жаловалась вчера моей, что скучно одной. Надо вас познакомить. Я ей так и скажу, мол, есть хороший парень, Вадим. Я думаю, она согласится.

ВАДИМ. Да неудобно как-то. Подумает ещё что-нибудь. Что я извращенец или ещё кто.

(Кузьма Андреевич достаёт телефон и звонит)

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Лариса, привет. Помнишь, я тебе про паренька рассказывал? Аха, про Вадима. Судя по всему, ты ему понравилась. Аха. Спрашивал про тебя. Он тоже одинокий, как и ты. Аха. Может, он к тебе в гости придёт завтра? С ночёвкой.

ВАДИМ (шёпотом). Я завтра у родителей. Кабанчика режем. В воскресенье могу.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. То есть в воскресенье. Завтра он не может. Что значит, неудобно? Все взрослые люди. Чего кота за хвост тянуть? Он привлекателен. Ты привлекательна. Фирменного борща ему сваришь – и всё, он твой.

(Кузьма Андреевич ещё некоторое время слушает собеседницу по телефону. Потом кладёт трубку. Выпивает виски и продолжает точить ножи. Ему жарко. Он снимает майку)

ВАДИМ. И что?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Всё.

ВАДИМ. Что всё?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Договорился. В воскресенье в 20.00 ждёт тебя в гости.

ВАДИМ. Как в гости? Так сразу?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Тебе не угодишь. Ты отказываешься, что ли?

ВАДИМ. Нет. Не отказываюсь. Давай адрес.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Штурманская 42, корпус 2, квартира 40.

ВАДИМ. Спасибо.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Пожалуйста.

(Вадим наливает виски. Выпивает)

ВАДИМ. Обалдеть. Как всё просто, оказывается.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Женщина, она вообще простое создание. Как три копейки.

(Некоторое время молчат)

ВАДИМ. Кузьма Андреич, давно хотел спросить. А чего это такая странная татуировка? Орёл очень красивый, а вот детали туалета у мужчины какие-то странные.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Да это я по молодости, в 17 лет наколол, глупый был. У нас во дворе жил классный кольщик, он мне и набил это. А мужик в трусах - это потому что по легенде.

ВАДИМ. По какой легенде?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Да во дворе легенда была. Я её уже точно и не помню. Там какая-то баба изменила мужу. И тот то ли сам в орла превратился, то ли нашёл это чудо природы. В общем, прилетел орёл, бабу заклевал до смерти, а мужика, который с ней был, унёс куда-то и сбросил в пропасть.

ВАДИМ. Бред.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Бред. Но, ты же понимаешь, опасный возраст, в голове чёрт знает что происходит. Да и сам рисунок, по большому счёту, красивый получился. Вот с трусами да, не очень красиво. Но кольщик объяснил, что такие трусы - у подлецов, которые чужих жён совращают. Ну, я и оставил.

ВАДИМ. Да уж. История.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Жена моя татуировку не любит, прям корёжит её от этого орла. А про трусы я от неё чего тока не наслушался.

Акт 2

(Открывается входная дверь. В квартире появляется Инна)

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Помянешь чёрта…

ВАДИМ. Здравствуйте.

ИННА. Здрасьте. Чего это вы тут делаете, мужики?

ВАДИМ. Орудия пыток готовим.

ИННА. Каких пыток?

ВАДИМ (многозначительно). Таких.

ИННА (побледнев). Ой.

(Кузьма Андреевич берёт тесак и начинает его точить)

ИННА (со страхом). Кузнецов, ты чего?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Сама расскажешь или как?

ВАДИМ (наливая). Лучше сознайся, он и так всё знает.

ИННА (умоляюще). Я больше не буду, я всё скажу. Только не надо ничего делать. Убери, пожалуйста, ножи, Кузя.

(Кузьма Андреевич и Вадим недоумённо смотрят на Инну. Потом Кузьма Андреевич снова начинает точить тесак)

ИННА (запинаясь, сбиваясь). Я не хотела… Так получилось. Ты тогда на рыбалку в прошлом году уехал. А он зашёл к нам… Ну, и как-то так получилось. Переспали. А потом он регулярно стал захаживать…

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Кто?

ИННА. А Вадик тебе разве не сказал?

ВАДИМ(привставая). А я тут при чём?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ (приказывая). Сидеть!

(Вадим садится обратно)

ИННА. Так это… твой родственник, Володька Филиппов.

ВАДИМ. Кто?!

ИННА. Володя. Я думала, он тебе растрепал всё, а ты уже Кузнецову рассказал.

(Инна начинает плакать)

ВАДИМ.Я не в курсе всех эти дел, сам первый раз слышу.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Я тебя вообще-то не о Володьке спросить хотел.

(Пауза, мужчины смотрят на Инну)

ИННА (оправдываясь). А с Сашкой я только три раза, мы с ним всего месяц назад… Всего три раза за это время.

ВАДИМ.Какой Сашка? Ещё один мой родственник?

ИННА (со слезами). Не-е-е-т, с соседнего подъезда мужчина. У него пудель красивый, и он с женой недавно развёлся.

(Вадим наливает, протягивает стакан Кузьме Андреевичу. Они, не чокаясь, одновременно выпивают)

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Ещё кто есть?

ИННА (всхлипывая). Не-е-е-т...

ВАДИМ.А тебе мало, что ли?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Не, достаточно. Я хотел, собственно, спросить: ты куда бутылку водки спрятала?

ИННА. На антресолях, в моих сапогах.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Десять минут тебе собраться и сгинуть.

ИННА. А куда?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ (подумав). К маме.

(Инна бросается в другую комнату собирать вещи. Кузьма Андреевич встаёт, лезет на антресоли. Достаёт сапоги. В каждом лежит бутылка водки)

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Накатим?

ВАДИМ. Я не могу. Мне завтра поросёнка резать.

(Кузьма Андреевич берёт в руки тесак. Начинает его точить)

ВАДИМ. Хорошо-хорошо. Толькоэто, Кузьма Андреич, я не при делах, я не знал про Володьку.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Да верю.

(Мужчины разливают водку. Мимо них проносится Инна с чемоданом в руках)

ВАДИМ. Ушла.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Да уж, пошутили. Десять лет брака в течение десяти минут коту под хвост. Лучше бы я ничего не знал.

ВАДИМ. Я не виноват.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Да верю, верю. Твоё здоровье.

ВАДИМ. Ну, я пошёл?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Иди, иди.

Занавес

 

Акт 3

(Сбоку от занавеса Продавщица ставит лоток и раскладывает товар. Круассаны, пирожки и прочее. С противоположной стороны к ней идет Вадим)

ВАДИМ. Почём у вас эклеры?

ПРОДАВЩИЦА. Двести два.

ВАДИМ. Вы их парами продаёте?

ПРОДАВЩИЦА. Почему парами? Поштучно.

ВАДИМ. Тогда одна штука сколько стоит? Сто?

ПРОДАВЩИЦА. Почему сто? Я же сказала: двести два.

ВАДИМ. Да я понял, что два стоят двести, сколько стоит одна штука? Сто?

ПРОДАВЩИЦА. Ты издеваешься надо мной? Я тебе русским языком сказала. Двести два. Ты одеколону напился, что ли?

ВАДИМ. А что, сильно пахнет?

ПРОДАВЩИЦА. Не то слово, воняет, сил нету. От этого запаха у тебя с математикой какие-то проблемы. Ты бы проветрился, что ли.

ВАДИМ. Хорошо, проветрюсь. Сколько будет стоить пять штук эклеров?

ПРОДАВЩИЦА. Тысяча. И десять рублей.

ВАДИМ. Заверните.

Конец первого действия

ДЕЙСТВИЕ II

Акт 1

(Однокомнатная квартира. Стол. Стулья. Широкая кровать. В квартире Лариса. Звонок в дверь. Лариса открывает. На пороге стоит Вадим. От волнения он сипит)

ВАДИМ. Здравствуйте. Я от Кузьмы Андреевича.

ЛАРИСА. От кого?

ВАДИМ. От Кузнецова Кузьмы Андреевича.

ЛАРИСА. А-а-а, от Андреича. Проходите.

(Вадим проходит в комнату. Передаёт Ларисе цветы и пакет с эклерами)

ЛАРИСА. Спасибо, не стоило беспокоиться. Кушать хотите?

ВАДИМ. Хочу. Очень.

ЛАРИСА. Вы не простыли?

ВАДИМ. Нет, волнуюсь просто.

ЛАРИСА. Не волнуйтесь, а мойте руки. Вот ванная, вот полотенце. И жду вас на кухне.

(Вадим моет руки. Возвращается на кухню. Лариса наливает ему борщ и садится напротив. Вадим съедает пару ложек борща и останавливается)

ВАДИМ. Спасибо. Только что-то есть совсем расхотелось.

ЛАРИСА. Невкусно?

ВАДИМ. Вкусно. Очень. Просто я не в своей тарелке. Первый раз в такой ситуации.

ЛАРИСА. Мне когда Андреич позвонил, я тоже вначале растерялась. Но он мужик простой. Что думает, то и говорит. Инка, конечно же, дура, что такого мужика упустила. Но, может, ещё и помирятся.

ВАДИМ. Сомневаюсь я что-то. А ты давно развелась? И из-за чего?

ЛАРИСА. Почти год назад развелись. Муж пил. Нам с ребёнком внимания совсем не уделял. Ну и ревнивый был при этом. К каждому столбу ревновал. А вы из-за чего разбежались?

ВАДИМ. Из-за несходства характеров.

ЛАРИСА. Это понятно, что из-за несходства. А разошлись-то из-за чего?

ВАДИМ. Ну… это… храпела она во сне.

ЛАРИСА. Тогда понятно. Веская причина.

ВАДИМ. Спасибо за ужин. Но правда, что-то совсем не хочется кушать.

ЛАРИСА. Тогда давай ложиться спать.

ВАДИМ. Уху. Давай…те.

ЛАРИСА. Япойдупостелю, атыпокавванную, полотенцесинеесгорошинками.

ВАДИМ. Уху. Хорошо.

(Вадим идёт в ванную. Лариса стелет постель. Вадим возвращается)

ЛАРИСА. Я постелила. Ложись. Я сейчас приду.

(Лариса уходит в ванную. Вадим раздевается. Тщательно укладывает одежду. Ложится в постель. Лариса возвращается. Она в ночной рубашке. Садится на краешек кровати)

ВАДИМ. А теперь ползи ко мне.

ЛАРИСА. Что?

ВАДИМ. Ползи ко мне. Холодно тебе, наверное.

(Лариса забирается к Вадиму под одеяло. Возникает возня)

ЛАРИСА. На мне трусики надеты.

ВАДИМ. А? Что?

ЛАРИСА. На мне трусики. Сними их.

Акт 2

(С другой стороны двери подходит, шатаясь, человек в капюшоне и звонит в дверь)

ВАДИМ. Кто это?

ЛАРИСА. Муж.

(Вадим вскакивает. Одевается. Садится на кровать. Потом пересаживается в кресло. С кресла пересаживается на подоконник. Открывает окно, смотрит на улицу)

ВАДИМ. Какой муж? Кузьма Андреевич говорил, что ты не замужем.

ЛАРИСА. Бывший.

(Вновь звонок в дверь)

ВАДИМ. У него ключи есть?

ЛАРИСА. Нет, наверное.

ВАДИМ. А кто он, твой бывший?

ЛАРИСА. Слесарьвшестомавтопарке. Оннапился, наверное. Ону меня, когдапьяный, дурной. Онбилменясильно. Из-заэтогоиразошлись. Япойдупосмотрювглазок, онилинеон.

ВАДИМ. Только дверь не открывай.

(Лариса встаёт, надевает халатик. Идёт к двери, смотрит в глазок. Возвращается)

ЛАРИСА. Он. Стоитишатается. Можешьпосмотреть. Тольковкоридоресветневключай.

(Вадим достаёт мобильный. Смотрит на экран)

ВАДИМ. У меня батарейка села. Ау тебя телефонесть?

ЛАРИСА. Нет.

ВАДИМ. А у соседей?

ЛАРИСА. Обесемьивотпусках. Справаучительскаясемья. Онивсерединеиюняужекуда-тоумотали. АслеваМакаровы.Вчеранаюготправились. Попросилименяфикусполивать.

ВАДИМ. Какой фикус?

ЛАРИСА. Зелёный.

(Звонок в дверь)

ЛАРИСА. Может,сказатьему, чтобыуходил?

ВАДИМ. Ненадо, пустьдумает, чтонаснетдома. Ясейчасгляну. Может,онужеушёл.

(Вадим, крадучись, подходит к двери. Смотрит в глазок. С другой стороны в глазок смотрит человек в капюшоне)

БЫВШИЙ МУЖ (кричит). Вылазьизноры, язнаю, чтотыдома!Инеодна.

(Бывший муж достаёт из кармана тесак и начинает резать дверь. Вадим возвращается к Ларисе)

ВАДИМ. У него нож. Большой.

ЛАРИСА.Ой, мамочки, опятьнапился, идиот.

(Вадим кладёт ей руку на плечо. Звонок. Одёргивает руку. Пересаживается в кресло)

ЛАРИСА.Идикомне, оннесможетвойти. Ключвзамке. Идверьжелезная.

ВАДИМ. Яспатьнехочу. Ятутпосижу. У тебя очень удобное кресло.

ЛАРИСА. У меня и постель удобная.

ВАДИМ. Не-е-е. Кресло лучше.

(Вадим остаётся в кресле. Лариса в постели. Бывший муж кромсает дверь. Затемнение.

(Рассвет. Вадим спит в кресле в неудобной позе. Лариса встаёт, подходит к окну. Закрывает его. Подходит к двери, смотрит в глазок. Там никого нет. Она возвращается, будит Вадима)

ВАДИМ. А-а-а!.. Не надо, я больше не буду…

ЛАРИСА. Он ушёл.

ВАДИМ. Почему ты так решила?

ЛАРИСА. Я его в окно видела, он уходил.

ВАДИМ. Это хорошо.

ЛАРИСА. Ясейчасзавтракприготовлю.

ВАДИМ. Ненадозавтрак, янехочуесть. Мнеидтинадо. Наработуужескоро.

(Вадим встаёт. Разминает затёкшее тело. Подходит к двери, смотрит в глазок, открывает дверь. Она вся изрезана)

ЛАРИСА. Ой, мамочки.

ВАДИМ. До свидания.

Занавес

 

Акт 3

(Вдоль занавеса идёт Вадим. Его догоняет Кузьма Андреевич)

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Стой, Казанова. Ты что такой помятый? Рассказывай. Как она? Хороша в постели? Понравилась?

ВАДИМ. Не понравилась. Не на мой вкус.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ.Какнепонравилась? Онажекласснаябаба. Некрасавица, но,вроде,сиськиипрочееимеется. Иготовитхорошо. Мояунеёпостояннорецептыспрашивает… Спрашивала… Раньше.

ВАДИМ. Не понравилась.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Дачтоснейнетак-то?

ВАДИМ.Храпитонаночью, силникакихнетуэтослушать. Храпит,какпаровоз.

(Вадим уходит. Кузьма Андреевич уходит за ним. Вслед за мужчинами идёт мужчина в капюшоне)

БЫВШИЙ МУЖ (обращаясь к залу). Мужики. Товарищи по несчастью. Вы не в курсе, буфет открыт уже? А то кушать хочется.

(Спускается в зал и идёт в буфет)

Конец второго действия

 

ДействиеIII

Акт 1

(Квартира Вадима. Стол, два стула, диван. Окно без занавесок. В квартиру заходят Вадим и Кузьма Андреевич)

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Давненько я у тебя не был. Года два, наверное (оглядывается). А занавески где?

ВАДИМ. Андреич, ты чай или кофе будешь?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Чай. Где занавески-то?

ВАДИМ. Танька забрала. После развода.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Да что ты говоришь? Инка тоже у меня хотела снять. У баб фетиш какой-то на занавески. А ты что до сих пор не купил себе новые?

ВАДИМ. Да всё некогда. Не могу нужный колόр выбрать.

(Садятся за стол. Вадим наливает чай себе и гостю)

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Повесь занавески - и всё наладится. Старинная русская примета.

ВАДИМ. Да тут не до занавесок. Надоело одному.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Так я же тебе сватал женщину.

ВАДИМ. Я уже говорил. Храпит она.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Ну, так бери себе на пару часов, а потом пусть к себе домой идёт.

ВАДИМ. В смысле?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Даму по вызову закажи себе. Девушку с низкой социальной ответственностью.

ВАДИМ. Да ну. Они дорогие же. Я столько не зарабатываю.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Не дороже денег. Да и тебе-то не на каждый день. Раз в неделю. Есть компьютер?

ВАДИМ. Есть.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Неси.

(Вадим приносит ноутбук. Открывает его. Кузьма Андреевич пододвигает его к себе, щёлкает по клавишам)

ВАДИМ (заглядывая в компьютер). Однако… Овёс-то нынче дорог. Простому инженеру не по карману будет.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Не боись. У индивидуалок дешевле. Вот. Две с половиной тыщи за пару часов. За пару часов справишься? О, тут новенькая какая-то появилась.

ВАДИМ. Лицо знакомое.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ (смеётся). Бывшая твоя? Танька?

ВАДИМ. Нет. Но лицо знакомое. По-моему, в нашем дворе живёт. Точно! В доме напротив.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Звони. Тем более, ей далеко и ехать не надо. Только громкую связь включи.

ВАДИМ. Зачем?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Надо. Звони давай.

(Вадим достает телефон, вбивает номер с сайта. Нажимает на вызов. Первый гудок, второй, третий… Андрей нервничает. Наконец, на седьмом гудке трубку подняли)

ЭЛЕОНОРА (испуганным голосом). Слушаю, Элеонора слушает.

ВАДИМ (сипло). Я хотел бы заказ сделать, на час. Или на два. С выездом.

ЭЛЕОНОРА. Хорошо, я приеду. Вы где живёте?

ВАДИМ. Дом 5, корпус 3, квартира 106. Код домофона 3471.

ЭЛЕОНОРА. А улица?

ВАДИМ. Молодёжный проезд.

ЭЛЕОНОРА (обрадованно). Ой, это совсем рядом, пешком можно дойти, 500 рублей ещё за машину.

ВАДИМ. Так если пешком можно дойти, зачем за машину платить?

ЭЛЕОНОРА. Это водитель-охранник, он меня будет в машине этот час ждать. Хоть пешком, хоть на колёсах. Всё равно.

ВАДИМ. Хорошо, я дома. Через полчаса жду вас.

ЭЛЕОНОРА (опять испуганно). Договорились.

тключается)

ВАДИМ. Вот: две с половиной тыщи за даму и пятьсот охраннику.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. У тебя деньги-то есть?

ВАДИМ. Конечно, есть.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Молодец.

(Кузьма Андреевич продолжает не спеша пить чай)

ВАДИМ (нетерпеливо). Андреич, а тебе не пора уже? Ко мне прийти скоро должны.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ (смеясь). Так я ещё чай не допил.

ВАДИМ. Ну, Кузьма Андреич, ну что ты издеваешься? Я и так нервничаю почему-то. А тут ты ещё.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Всё-всё-всё. Ухожу. А ты заводной, я погляжу.

ВАДИМ (протяжно). Андреич...

(Кузьма Андреевич собирается. Идет к дверям с чашкой, делая последние глотки)

ВАДИМ. Спасибо, что зашёл.

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. А у тебя сколько времени бабы не было? Я имею в виду в сексуальном плане?

ВАДИМ (умоляюще). Андреич...

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Ухожу, ухожу.

(Уходит)

ВАДИМ (обращаясь к залу). Восемь месяцев.

Акт 2

(Вадим мечется по квартире. Включает пылесос. Затем быстро убирает на кухне. Достает кусок колбасы, делает бутерброды. Наливает в чайник свежей воды. Ставит на плиту. Становится у окна)

ВАДИМ. «Ночь, улица, фонарь, аптека...»

(Слышно, как где-то хлопает дверь от подъезда)

ВАДИМ. Она. Точно. Из соседнего дома.

(Опять суетится. Садится за стол. Смотрит на дверь. Звонок. Вадим открывает дверь)

ЭЛЕОНОРА. Здравствуйте.

ВАДИМ. Здравствуйте. Элеонора?

ЭЛЕОНОРА (вздрагивает). Кто?

ВАДИМ. Вы Элеонора?

ЭЛЕОНОРА (кивает). Ах да, это я. Вы одни?

ВАДИМ. Один. Проходите. Раздевайтесь.

ЭЛЕОНОРА (испуганно). Как? Прям сразу? (Делает шаг в прихожую) Можно, я хотя бы руки помою?

ВАДИМ (смутившись). Я имел в виду верхнюю одежду (закрывает за Элеонорой дверь). Не совсем и не всю одежду. Совсем потом… наверное. А руки помыть в ванной. Я провожу.

(Элеонора снимает пальто, вешает на вешалку. Сверху вешает тяжёлую хозяйственную сумку, с которой она пришла)

ЭЛЕОНОРА (оглядываясь). Можно, я разуюсь?

ВАДИМ. Да, конечно.

ЭЛЕОНОРА. А стульчика у вас нет? А то у меня замок в правом сапоге заедает.

ВАДИМ. Нет, но я вам помогу.

(Он становится на колени перед Элеонорой и помогает ей стащить с ног сапоги. Затем провожает девушку до ванной. Где она моет руки, вытирает их)

ВАДИМ (растерянно и неуверенно). Чай, кофе?

ЭЛЕОНОРА (махнув рукой). Да какой кофе на ночь, тем более, давление может подняться. И не уснёте потом. А от чая не откажусь.

ВАДИМ (вдруг затараторив). У меня друг в Китае живёт, он мне присылает различные виды. То, что у нас в магазинах продаётся, это же невозможно пить. А чай - это благородный напиток. Это тысячи сортов. Каждая провинция имеет свой вкус, свой цвет. Кто-то специализируется на пуэре, кто-то на зелёном чае. Вы какой предпочитаете?

ЭЛЕОНОРА (усаживаясь на стуле). Мне обычный, чёрный.

ВАДИМ. Сейчас всё будет.

(Он готовит чай. Угощает им гостью)

ВАДИМ. А водителя вашего чай попить не позовёте?

ЭЛЕОНОРА. Какого водителя?

ВАДИМ. Ну, вы же по телефону говорили, что на машине приедете с водителем-охранником.

ЭЛЕОНОРА. А-а-а, это… (на мгновенье замявшись) Он в машине остался. За углом. У него там зажигание барахлит. Вот он сидит и чинит.

ВАДИМ. Что чинит?

ЭЛЕОНОРА (тихо). Зажигание чинит.

ВАДИМ (помолчав). Зажигание - это серьёзно, очень серьёзное дело - зажигание.

ЭЛЕОНОРА (перебивая его). А вы, кроме чая, чем ещё увлекаетесь? И кроме работы?

(Андрей задумывается)

ВАДИМ. В детстве монеты собирал, дореволюционные. У меня приличная коллекция была. А сейчас… Сейчас сказки пишу. Для детей.

ЭЛЕОНОРА. Ой, как здорово (чуть не смахнув чашку с чаем, которую перед ней поставил Андрей). Публикуетесь где-то?

ВАДИМ (покраснев). Нет, я для себя пишу. Для своих будущих детей. В стол, как говорится.

ЭЛЕОНОРА. А мне покажете? У меня сыну пять лет. Я ему уже всю классику перечитала. Пушкина, Крылова, Андерсена.

ВАДИМ (перебивая). Ну, не сейчас же, вы, вроде, не за этим же сюда пришли. Не за сказками.

ЭЛЕОНОРА (покраснев). Ой, извините, и правда, что это я?

ВАДИМ (посмотрев на часы). Кстати, а время с какого момента идёт? И деньги когда платить?

ЭЛЕОНОРА (тихо). Да время, как начнём, а деньги сначала. Можно сейчас.

ВАДИМ (протягивает ей сложенные купюры). Вот.

ЭЛЕОНОРА (берет деньги и быстро прячет их в сумочку). Спасибо, спасибо большое.

ВАДИМ. Пожалуйста. Хотите бутерброды?

ЭЛЕОНОРА. Да, спасибо большое.

ВАДИМ. Пожалуйста. Может, что-нибудь покрепче?

ЭЛЕОНОРА (испуганно). Нет, что вы, я на работе не пью.

(Пауза. Вадим не мгновенье зависает, переваривая то, что ему только что сказали. И через секунду корчится от хохота. Он смеется, не в силах остановиться. Элеонора вначале удивлённо смотрит на Вадима. Потом улыбается, хихикает и тоже начинает смеяться)

ВАДИМ. Вот насмешила так насмешила, я такое в первый раз слышу.

(Вадим садится на диван. Жестом зовёт к себе Элеонору. Она осторожно подсаживается к нему)

ЭЛЕОНОРА. Я хотела сказать...

(В это время сумка Элеоноры с грохотом падает на пол. Вадим вскакивает, идет в прихожую и поднимает сумку. Из нее выпадает тесак)

ВАДИМ (поднимая нож). А это что такое?

ЭЛЕОНОРА. Это я для самообороны. На всякий случай. Вдруг вы маньяк и извращенец.

ВАДИМ. Я не маньяк. Я мужчина, у которого давно не было женщины.

ЭЛЕОНОРА. Как давно?

ВАДИМ. Две недели.

ЭЛЕОНОРА. С ума сойти.

ВАДИМ. Меня в последнее время преследуют тесаки. Прям наваждение какое-то.

ЭЛЕОНОРА. Извини.

ВАДИМ. Да ничего страшного. Бывает. Ты мне что-то сказать хотела.

ЭЛЕОНОРА. Хотела.

ВАДИМ. Говори.

ЭЛЕОНОРА. В общем, сегодня не получится. У меня это самое. Эти дела. Критические дни.

ВАДИМ (подходя к краю сцены и обращаясь к залу). Это заговор (поворачивается к Элеоноре). А зачем ты с меня тогда деньги взяла?

ЭЛЕОНОРА. Так это предоплата. Я же не отказываюсь.

ВАДИМ. Ты мне сейчас наш ЖЭК напоминаешь.

ЭЛЕОНОРА. В каком смысле?

ВАДИМ. В смысле, что деньги берёшь, а тепла никакого. Вон, зима на носу, а батареи холодные.

ЭЛЕОНОРА. Я не специально, это же физиология. Но зато сегодня последний день. Правда. Завтра уже можно будет.

ВАДИМ (залу). Эту фразу я очень часто слышал. От своей бывшей (поворачиваясь к Эленоре).Кстати, а могут месячные продолжаться три недели?

ЭЛЕОНОРА. Конечно же, нет. Максимум - дней шесть.

ВАДИМ. Я так и знал, что она меня обманывает.

ЭЛЕОНОРА. Кто?

ВАДИМ. Жена. Бывшая жена.

ЭЛЕОНОРА. А что у вас произошло?

ВАДИМ. Да как в плохом анекдоте. Возвращаюсь из командировки. На день раньше. А тут.

ЭЛЕОНОРА. Что тут?

ВАДИМ. А тут Серёга и моя ненаглядная. Вот на этом самом диване.

ЭЛЕОНОРА (вскакивает). На этом?

ВАДИМ. На этом.

ЭЛЕОНОРА (отходя от дивана). Какой ужас.

ВАДИМ. Ужас. Захожу в квартиру. Танька голая. В одеяло кутается. А Серёга штаны надевает. Начал мне рассказывать, что она ему чай на рубашку пролила. Сволочи.

ЭЛЕОНОРА. А ты что?

ВАДИМ. А я схватил нож со стола и ка-а-а-к кину.

(Вадим кидает тесак в дверь. Элеонора кричит от страха. Тесак торчит в двери)

ЭЛЕОНОРА. Убил?

ВАДИМ. Кого?

ЭЛЕОНОРА. Серёгу.

ВАДИМ. Нет. Что я, дурак, что ли? Нож в дверь воткнул. А Сергей на твоём месте стоял.

ЭЛЕОНОРА. А-а-а. А потом?

ВАДИМ. А потом Танька собрала вещи и ушла. И даже занавески сняла. Вот зачем ей мои занавески? Они же старые уже.

ЭЛЕОНОРА. Не знаю. Может, у Серёги занавесок нету. Она и унесла. Да ты не переживай. Ушла и ушла. Бывает.

ВАДИМ. Бывает? Это когда книгу читаешь, какой-нибудь любовный роман. Вот тогда думаешь, что бывает. А тут болит. В груди как будто дырка осталась. Болит эта дыра. Как будто на сердце кислотой плеснули.

ЭЛЕОНОРА. Бедненький.

ВАДИМ. Она мне первые два месяца каждую ночь снилась. Голая почему-то. Я спать не мог. Глаза закрою, а там Танька. Смеётся, зараза. Язык показывает. Я чуть с ума не сошёл. Но потом время прошло, и отпустило. Жить одному даже в чём-то приятно. Да, серо и одиноко. Зато никаких проблем. Сам себе господин, сам себе хозяин.

(Элеонора подходит к Вадиму. Обнимает его)

ЭЛЕОНОРА. Вот и хорошо. Вот и умница. Найдёшь ты ещё свою вторую половинку. Будет у тебя и семья, и дети. Вон, полно сайтов знакомств.

ВАДИМ (отстраняясь). Никого не интересует разведённый мужчина 30 лет без машины для разовых встреч. Хотя и живущий в своей однокомнатной квартире. Женщины хотят молодых накачанных миллионеров, с радостью готовых воспитывать чужих детей…

ЭЛЕОНОРА. И никому не нужны одинокие женщины с ребёнком без жилплощади.

ВАДИМ (садясь на диван). У тебя-то самой куда муж делся? Муж объелся груш? С другой загулял или что?

ЭЛЕОНОРА (тихо). Он умер… полгода назад...

ВАДИМ (виновато дотрагиваясь до ее руки). Извини, не знал. Правда, я не хотел…

ЭЛЕОНОРА. Да ничего, не извиняйся.

(Они молчат)

ЭЛЕОНОРА (внезапно начав рассказывать). Он наркоман был, от передозировки и скончался. Я когда замуж за него выходила, не знала об этом. Да и потом не знала. Догадываться начала, когда уже сын родился. Думала, что смогу его спасти. А он мне врал постоянно. Нигде не работал. Целыми днями где-то пропадал.

(Элеонора тяжело вздыхает, смотрит Вадиму прямо в глаза)

ЭЛЕОНОРА. Он из дома всё тащил, всё что под руку попадётся. Даже обручальные кольца унёс. Представляешь, с меня со спящей снял обручальное кольцо. И сказал, что я его сама потеряла. Врал. Врал до самой своей смерти.

ВАДИМ. Все врут, кто-то меньше, кто-то больше. Это природа человека.

ЭЛЕОНОРА. Я не вру, я тебе правду говорю.

ВАДИМ (улыбнувшись). Ну, ты же наврала про водителя, который зажигание чинит. А говоришь, что не врёшь.

(Элеонора вспыхивает, краснеет)

ЭЛЕОНОРА. Это я для безопасности. Я же не знала, к кому иду. Вдруг ты бандит или вас тут целая квартира извращенцев?

(Вадим грустно улыбается)

ВАДИМ. Я тут один извращенец. Вместо секса о своих рогах рассказываю. А ты, девонька, судя по всему, тоже в первый раз.

ЭЛЕОНОРА (горько усмехнувшись). Да, ты мой первый клиент. И первый блин не комом. И чаем напоил, и бутербродами накормил. Спасибо.

ВАДИМ. Меня зовут Вадим.

ЭЛЕОНОРА (пожимая протянутую руку). Лена.

ВАДИМ. А я только было к Элеоноре привык, а тут Лена. Красивое имя. Можно вопрос?

ЭЛЕОНОРА (подперев кулачком подбородок). Спрашивай.

ВАДИМ. Зачем тебе это надо? (подбирая слова) Вот этот вызов? Точнее, вызовы. После меня ведь будут другие. Не противно будет этим заниматься? Ведь я же вижу, что это не твоё. Ты же нормальная.

ЭЛЕОНОРА (устало). А у меня нет выбора, просто нет выбора. Ты думаешь, мне хочется этим заниматься? У меня просто нет ни выбора, ни выхода. Мне деньги нужны. У меня ребёнок. Он кушать хочет…

ВАДИМ (перебивая). Всегда есть выбор. Деньги не главное в этой жизни.

ЭЛЕОНОРА (согласно кивнув). Не главное, конечно, не главное. Но без них тоже невозможно.

ВАДИМ (начав перечислять). Можно перезанять, устроиться на другую работу…

ЭЛЕОНОРА (перебивая его).Я на двух работах работаю, и я хороший работник, между прочим. Меня ценят. И зарплаты нормальные. Но мой бывший муж наделал долгов перед смертью. Наркотики - это недешёвое развлечение. А за долги надо платить. Вот я и плачу. Кредиты не только на него оформлены. Но и на меня тоже. И за квартиру надо платить. Мне завтра надо отдать десятку. Кровь из носа. Иначе нас на улицу выгонят с ребёнком. А занять мне не у кого. Я и так должна всем сослуживцам и всем знакомым, кого знаю.

ВАДИМ (помолчав).Большие долги-то?

ЭЛЕОНОРА. Где-то около двухсот тысяч осталось. Я где смогла, там договорилась. А тут с квартиры попросили. У меня долг за месяц. Завтра крайний срок.

ВАДИМ (невесело шутя). И ты решила торгануть телом, чтобы закрыть долги бывшего мужа. Трешак какой-то. Ты чего себе такого мужа-то выбрала? Получше не нашлось?

ЭЛЕОНОРА (протяжно). Любила, вот и выбрала. А ты чего себе такую жену нашёл? Порядочных не было?

(Вадим вздрагивает, потом смеется)

ВАДИМ. Уела… Ты за словом в карман не лезешь. Хочешь ещё чаю?

ЭЛЕОНОРА. Нет. Спасибо. Мне идти надо. У меня ребёнок один. Ты не думай. Я завтра приду и отработаю. В смысле, отдамся. Сегодня не могу. Завтра.

ВАДИМ. Да я понял. Завтра так завтра. Ты бутербродов с собой возьми.

(Заворачивает бутерброды в газету. Отдаёт Лене)

ЭЛЕОНОРА (хрипло).Даже уходить не хочется.

ВАДИМ. Не уходи.

ЭЛЕОНОРА (вздохнув). Не могу, у меня ребёнок.

ВАДИМ. И долги…

(Вадим ложится на диван. Элеонора укрывает его пледом)

ЭЛЕОНОРА. И долги… Ты спи, мой хороший, спи. Пусть тебе приснится что-нибудь счастливое. Спи. Спи.

(Элеонора встаёт. На цыпочках идёт к вешалке. Надевает пальто. Пытается вытащить тесак из двери)

ВАДИМ (с дивана слабым голосом). Помочь?

ЭЛЕОНОРА. Не надо. Завтра заберу. Спи. Неугомонный.

(Выходит из квартиры, захлопывая дверь.

Затемнение)

 

Акт 3

(Рассвет. Звонок в дверь. Вадим вскакивает, открывает дверь. На пороге Элеонора)

 

ЭЛЕОНОРА. Можно войти?

ВАДИМ. Конечно. Будь как дома.

ЭЛЕОНОРА. Я долг пришла отдать.

(Снимает пальто, блузку. Остаётся в бюстгальтере, в юбке и сапогах)

ВАДИМ. Прям с утра?

ЭЛЕОНОРА. Да. Я вечером не могу. Меня вечером в сауну забирают. Работать.

ВАДИМ. Не надо.

ЭЛЕОНОРА. Что не надо?

ВАДИМ. В сауну не надо. Ехать не надо.

ЭЛЕОНОРА. Мне деньги нужны. Я же тебе вчера рассказывала. Нас выселяют из квартиры.

ВАДИМ. Не надо никуда ехать, переезжай с сыном ко мне. Тебя в этой сауне могут изувечить. Или ещё что хуже. Переезжай ко мне, и живите тут. Я сейчас приду и помогу вещи перенести.

ЭЛЕОНОРА (едва слышно). Вадим, а зачем тебе это надо? Ты меня совсем не знаешь. Ты меня сегодня пожалеешь, а завтра пинками выгонишь. Зачем тебе это? И зачем мне это?

ВАДИМ. Выходи за меня замуж.

ЭЛЕОНОРА. Вадик, ты идиот?

ВАДИМ. Наверное. Ты скажи, у тебя занавески есть? В съёмной квартире. Они твои или хозяйские?

ЭЛЕОНОРА. Есть. Мои.

ВАДИМ. Ты мне подходишь. (помолчав)А долги закроем. У меня заначка есть. И на аренде квартиры сэкономим. Я тебе нравлюсь?

ЭЛЕОНОРА (плачет). О-о-о-чень.

ВАДИМ. Ты только одно скажи… (коротко кашлянув) Ты от меня гулять не будешь?

ЭЛЕОНОРА. Ни за что на свете.

ВАДИМ. Вот и чудненько. Пошли собирать вещи.

(Они одеваются и уходят)

Занавес

 

Акт 4

(Вдоль занавеса идёт Кузьма Андреевич. С тесаком)

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. А через год у молодожёнов родилась девочка. Меня в крёстные позвали. Во-о-о-т.

(Мимо Кузьмы Андреевича проходит Продавщица. Кузьма провожает её взглядом)

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Извините, у вас верёвочки не найдётся?

ПРОДАВЩИЦА. Нет. А зачем вам верёвочка?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Да вот хочу с вами знакомство завязать, да не знаю, с чего начать.

ПРОДАВЩИЦА. Смешной какой. А почему именно со мной?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. А от вас вкусно пахнет. Эклерами, кремом...

ПРОДАВЩИЦА. Ну, не знаю. А что это у вас в руках за оружие?

КУЗЬМА АНДРЕЕВИЧ. Это? Это не оружие. Это счастливый тесак. С его помощью я развёлся. А один мой хороший знакомый удачно женился. И счастлив.

ПРОДАВЩИЦА. А вот насчёт развода, пожалуйста, поподробнее (выхватывает из рук Кузьмы Андреевича тесак и кидает его в зал (тесак из папье-маше)).А эта штука нам не понадобится. Счастье - оно не в предметах. Счастье - оно в людях…

Конец

2017. ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ